Главная / Наш блог / "Что будет, если мы все будем доживать до 100 лет ?"

Наш блог

« Назад

"Что будет, если мы все будем доживать до 100 лет ?"  26.07.2015 14:07

Что_будет,_если_мы_все_будем_жить_до_100_^3f.png

Статья Грега Истербрука (Gregg Easterbrook). Оригинал статьи: http://www.theatlantic.com/features/archive/2014/09/what-happens-when-we-all-live-to-100/379338/ 

Века и даже тысячелетия назад – антропологи все время отодвигают в прошлое время появления человеческой популяции – продолжительность жизни была короткой. Те люди, которым удавалось состариться, считались счастливчиками. Считалось неплохим итогом дожить до 40 лет. Начиная с 19 века, срок жизни понемногу начал меняться. С 1840 года продолжительность жизни начала прибавляться на 3 месяца с каждым следующим годом. В Швеции, на которую любят ссылаться в связи с тем, что в ней сохранилось в архивах много исследовательских данных о здоровье, продолжительность жизни для женщин в 1840 году равнялась 45 годам, сегодня она 83 года. В начале 20 века продолжительность жизни в Америке равнялась 47 годам, сегодня у новорожденных есть шанс дожить до 79 лет. Если тенденция увеличения продолжительности жизни в среднем на 3 месяца с каждым следующим годом сохранится, то к середине 21 века средняя продолжительность жизни увеличится до 88 лет, а к концу века составит 100 лет.   

Взглянув на этот процесс глобально – то есть на то, как он идет во всем мире, увидим, что удлинение жизненной дуги не зависит от какого-то одного специфического фактора. На увеличение продолжительности жизни не повлияло значительным образом появление антибиотиков или новых вакцин. И наоборот – рост продолжительности жизни не сильно уменьшался в периоды войн или эпидемий. График глобального увеличения времени жизни за последние два века имеет плавную траекторию. Тенденция примерно одинаковая в богатых и в бедных странах – весь мир одновременно поднимается по плавной траектории вверх.  Предположение о том, что продолжительность жизни и далее будет увеличиваться, не предполагает появление какого-то радикального или невероятного медицинского открытия – скорее, оно предполагает дальнейший плавный рост, как было в последние два века. Если будут найдены какие-либо сильные анти-возрастные или генетические терапии, то рост срока жизни может и ускориться. Люди, дожившие до 100 лет, могут стать обычным явлением, а не поводом для обсуждения в СМИ.      

Если исследователи феномена продолжительности жизни и ученые, которых уже немало в этой области, сумеют найти что-то революционное, то доля пожилого населения, которая и так стабильно растет в обществе из-за уменьшения  рождаемости, выхода на пенсию поколений "бэби-бума", а также естественного плавного роста продолжительности жизни, увеличится ещё значительнее. Продолжительная жизнь кажется привлекательной, но она влечет социальные риски. Политика и влияние на общество могут попасть под контроль «пожилого лобби», которое сможет продавливать для себя более значительные льготы и выгоды, платить за которые придется молодым. Социальные государственные расходы могут быть обременены сильнее, чем общество сегодня сможет осилить. Во многих случаях увеличившая продолжительность жизни приведет лишь к тому, что пенсионеры будут жить в обессиленном состоянии с ограниченными возможностями и поэтому нуждаться от общества в дорогостоящих услугах помощи в быту и обеспечении жизни. Расходы на здоровье и существование пожилых людей могут резко возрасти и не позволить обществу тратить деньги на другие социальные нужды.   

Но, может быть, все пойдет и по-другому. Если медицинская работа по замедлению старения позволит людям в «выигранные и добавленные» годы жизни вести разумную физическую тренировочную активность, то жизнь сможет продолжиться в своем активном варианте – с большинством пожилых людей, сохраняющих крепкую телесную форму, продолжающих работать, генерирующих обществу доходы, которые позволят сохранить пенсии и медицинские выплаты на разумном уровне и под контролем. Действительно, самая интересная часть работы в науке о продолжительности жизни направлена на то, чтобы поздняя фаза жизни была полноценной, а не на то, чтобы просто добавить несколько лет к завершающему периоду.

Послевоенные медицинские исследования, как правило, фокусировались на отдельных состояниях и  заболеваниях : исследователи занимались сердечными заболеваниями, онкологией и так далее. Традиционный подход предполагает, что хронические болезни, относящиеся к пожилому возрасту, и являющиеся лидерами в списке болезней с фатальным исходом – сердечно-сосудистые блокады, инсульты, болезнь Альцгеймера -  случаются с людьми индивидуально и должны лечиться в каждом случае отдельно. Но что, если вместо этого подойти с той точки зрения, что старение помогает развиться многим хроническим заболеваниям, и что старение можно замедлить ? Не только длительность жизни может увеличится, но и длительность пребывания человека в состоянии удовлетворительного здоровья тоже может увеличиться. 

Для современных медицинских исследователей создание новых лекарств, которые повлияют на продолжительность здорового состояния человека, становится тем же, чем для их предшественников был поиск вакцин и антибиотиков – высшей целью, святым граалем. Если исследователи придут к успеху, то могут быть созданы лекарства настолько же замечательные, как и те, что человечество изобрело ранее. В процессе создания таких лекарств, возможно, будет найдена разгадка старинной тайны – раз у каждой клетки в теле млекопитающего есть отпечаток ДНК с его собственной молодой и здоровой копией, то почему мы вообще стареем ?          

Наблюдая за дрожжами

«Здесь у нас в холодильниках находятся около 100 компонентов, увеличивающих жизнь беспозвоночным», говорит Гордон Лисгоу, специалист по генетике в институте Бака. Он ведет меня по лаборатории, находящейся внутри одного из современных зданий с захватывающим видом на залив Сан-Пабло. 100 компонентов в холодильнике ? «Чего мы не знаем, так это того, действуют ли они и на людей». В Институте Бака полно молодых исследователей. Было бы похоже на программистский стартап в Силиконовой Долине, если бы не обилие микроскопов, клеток для животных и помещений с биологической изоляцией. Институт назвали в честь Леонарда и Берил Бак, которые передали свое состояние фонду, изучающему среди прочих вопросы людского старения. На момент открытия института медицинские исследования на тему возможного замедления старения считались чем-то странным – чем-то таким, о чем могли бы беседовать лишь хиппи. Но уже спустя всего 15 лет институт Бака находится на острие биологической науки. В одной из лабораторий исследователи кропотливо разбираются с хромосомами дрожжей. Дрожжи признаны материей, интересной для исследований, потому что цикл их жизни проходит буквально перед глазами исследователя, а также потому что треть генов у дрожжей идентичны генам человека. Удаление некоторых генов убивает дрожжи, удаление других генов продлевает им жизнь. По какой причине удаление некоторых генов продлевает жизнь, неизвестно – исследователи в институте Бака пытаются это выяснить, надеясь в дальнейшем перенести эффект на млекопитающих. Работа очень кропотливая, 4 микроскопа используются как минимум 50 часов в неделю. Институт использует крошечные приборы для снятия электрокардиограмм и игрушечные с виду CT-сканнеры для исследования внутренних органов мышей, потому что целью является не только увеличение продолжительности жизни мышей, но и увеличение срока здоровой жизни, с меньшей заболеваемостью сердечными недугами или раком. Исследователи, интересующиеся замедлением старения, работают в основном с мышами, червями, мухами и дрожжами, потому что все эти субъекты исследования маленькие, и потому что все они не живут долго, а значит, любые улучшения в сроке жизни становятся быстро заметными. «Двадцать лет назад считалось по-настоящему сложным увеличить продолжительность жизни червей, а сейчас любой вчерашний студент может это сделать» - говорит Саймон Мелов, генетик в институте Бака.  Эксперименты, заказанные и оплаченные Национальным Институтом Старения, показали, что лекарственные препараты могут продлить мышиную жизнь примерно на четверть, а исследователи института Бака смогли купировать у подопытной мыши сердечную дисфункцию, связанную с возрастом. Можно себе представить, как сильно изменился бы мир, если бы удалось подобным быстрым образом увеличить людскую продолжительность жизни на 25%.    
Вскоре начнутся эксперименты на добровольцах-людях. «Мы надеемся найти от 5 до 10 молекул, ответственных за увеличение срока жизни у мышей, потом настанет черед испытаний на людях», говорит Брайан Кеннеди, генеральный директор Института Бака. Препарат, названный рапамицин – сейчас его испытывают в институте и других научных учреждениях – находится ближе всего к стадии испытаний и имеет большой потенциал.
Испытания на добровольцах-людях препаратов, продлевающих жизнь, неоднозначны с этической точки зрения, но также они очень затратны и долгосрочны – могут продолжаться десятилетиями.   
Инвестиции, которые хочет сделать в эту научную сферу Гугл, скорее всего, сделают испытания на людях более вероятными. Компания «Калико» сохраняет конфиденциальность по поводу своих планов – сначала компания согласилась на мой визит, но затем отказалась.  

Снимок_экрана_2015-07-16_в_13.51.31.png

Что знают киты и не знают люди ?

Антивозрастные исследования не проходят без проблем, некоторые из которых требуют внимания. Поколение назад Линус Паулинг, лауреат Нобелевской Премии по химии, предположил, что ударные дозы С замедлят старение. Но выяснилось, что мегадозы витаминов могут быть токсичными. Если вы хотите принимать витамины, обязательно консультируйтесь с врачом. 10 лет назад, молодая компания Сиртрис, работавшая в области биотехнологии, решила разработать препарат, имитирующий пользу, которую предположительно дает умеренное потребление красного вина. Большая медицинская компания GlaxoSmithKline купила Сиртрис за $ 790 миллионов в сегодняшнем исчислении и, скорее всего, покупатель сегодня предпочел бы получить эти деньги назад – эксперименты Сиртриса до сих пор не привели к созданию практического препарата.

Примерно 15 лет назал Брюс Эймс, признанный ученый из Университета Калифорния в Беркли, предположил, что ацетилкарнитин, который отвечает за клеточную митохондрию, в сочетании с актиоксидантом может замедлить процесс старения при лечении болезни Альцгеймера. Антиоксидант стал популярной темой для обсуждения и одновременно проблемой – потому что принимать слишком много актиоксидантов опасно, окисление нужно для правильной дыхательной деятельности тела. Эймс решил, что он нашел компонент, который мягко противостоит темпу изнашивания клеток. Он начал сам принимать ацетилкарнитин и продолжает работать в Беркли в возрасте 85 лет. Фармацевтические компании не проявили интереса к идее Эймса – потому что этот процесс происходит естественным образом, ацетилкарнитин нельзя запатентовать и, что самое худшее с точки зрения больших игроков фармакологического рынка – базовое вещество для лекарства недорогое.    
Сегодня результаты лаборатории показывают четкое соотношение между диетой с ограниченным содержанием калорий и продолжительностью жизни у мышей. То, что при более ограниченном питании продолжительность жизни у млекопитающих маленького размера увеличивается, является на данный момент самым значительным открытием исследований в области анти-старения. Ограничительная диета, похоже, переводит клетки организма мыши в режим функционирования, немного похожий на гибернацию (спячку, бездействие). Вызовет ли ограничение калорий подобный эффект на людей – неизвестно. Кампания против приема повышенного количества калорий, возможно, и вызовет щирокий отклик у людей, поскольку то, что рекомендуется – меньше кушать – ничего не стоит. Но если ориентироваться на мышей, то нужно есть значительно меньше привычного уровня, уменьшив получение калорий до такого количества, при котором человек чувствует ярко выраженный голод в течение дня. «Ограничение приема калорий распространено в Северной Калифорнии», сказал мне Мелов. «Нас в институте посещала группа людей, использующих голодание. Они совершенно не выглядели здоровыми".
Недавно разные команды исследователей в Гарварде, Стенфорде и Сан Франциско заявили о результатах переливания крови от мышей-подростков старым мышам – наблюдался омолаживающий эффект. Целью исследования было определение, какой химический аспект молодой крови принесет пользу зрелой ткани. Возможно, некоторые компоненты в подростковой крови стимулировали спящие стволовые клетки, и можно было бы найти препарат, который вызвал бы подобный эффект без переливания крови.
Институт Бака и другие лаборатории искали отвечающие за здоровье компоненты ДНК, которые, возможно, содержатся у других млекопитающих. Киты намного реже людей заболевают раком. Полярные медведи питаются очень жирной пищей, но у них не развиваются бляшки в артериях. Если бы можно было понять биологические пути возникновения таких ценных качеств, то можно было бы подумать о создании препарата с подобным эффектом у людей. Подражание тому, что природа уже создала кажется более обещающим решением, чем попытки разработать новую ДНК.

У червей гены, названные даф-2 и даф-16, могут изменяться таким образом, что эти беспозвоночные способны жить в два раза дольше и находиться при этом в хорошей, крепкой форме. Молекулярный биолог Синтия Кенион, которая была одной из первых нанятых специалистов в компании Калико, совершила это открытие более двух десятилетий назад, когда она работала исследователем еще в UC Сан-Франциско. Манипулируя этими же генами у мышей, Кенион смогла помочь подопытным мышам жить долго, с меньшим уровнем заболеванием раком, чем мыши в контрольной группе – то есть, с увеличенной продолжительностью жизни. Ген даф-16 похож на человеческий ген под названием фоксо-3, вариант которого связывают с исключительной продолжительностью жизни. Похоже, что Калико разрабатывает препарат, который имитирует этот вариант гена фоксо-3.    

Прошло много времени с открытия, сделанного Синтией Кенион, но она все еще далека от того, чтобы доказать, что эта находка может помочь людям. Но темп работы подобных специалистов увеличивается. Двадцать лет назад, изучение генетических последовательностей и строения ДНК было очень затратно по времени. Новые технологии и оборудование изменили это : например, одна из фирм-лабораторий в Силиконовой Долине поместила на рекламный плакат слоган “Проходим от клеточной колонии до клеточной последовательности за один день”. Ускорившийся темп сбора генетической информации, конечно, пригодится для исследований в области продолжительности здоровой жизни.  

Сотрудники института Бака начали испытывать сдержанный оптимизм по поводу препарата рапамицин, когда его свойства, положительно влияющие на продолжительность жизни, были замечены в дрожжах.  Те подопытные мыши, которым вводили рапамицин, не умирали дольше по сравнению с обычными экземплярами, и многие из подобных мышей оставались энергичными и моложавыми. Изначально разработанный для предотвращения отторжения пересаженных органов, рапамицин, похоже, изменяет химические процессы, ассоциированные с клеточным старением. (Подробнее об этом позже). Если подтвердится, что этот препарат замедляет старение у людей, то это обернулось бы бумом его фармацевтического использования. Но не просите доктора о рецепте – терапия продолжительности жизни и здоровья, основанная на рапамицине, придет лишь через много лет, если это вообще случится. Кеннеди, генеральный директор института Бака, не употребляет рапамицин, побочные эффекты которого пока непонятны.      

Курите, ешьте красное мясо, живите до 100 лет.  

Сотрудники и исследователи в институте Бака стройные люди : проблема ожирения в обществе здесь не видна. Все ходят и вверх и вниз по лестницам – лифты только для посетителей. Если и есть где-то на большой территории института один автомат по продаже сладостей, то он хорошо спрятан. Я с некоторыми исследователями встречался за обедом. Обед был аскетичным : вода и маленький бутерброд с зеленью; без гарнира, газированных напитков или печенья. Кеннеди говорит, что сам он редко обедает и пробегает 20 миль каждую неделю. Тем не менее, хотя он и делает все правильно с точки зрения современных предположений о том, что надо делать, чтобы предотвратить старение, в возрасте 47 лет у него морщинки вокруг глаз.  За исключением инфекционный болезней, про все остальные не так легко определить причину и воздействие. Кофе, соль, сливочное масло – хорошо это, плохо или ни то и ни другое ? Исследования не очень убедительны. Почему некоторые люди заболевают сердечными недугами, в то время как другие с такими же привычками не заболевают ? Долголетнее исследование сердечных заболеваний Фрэмингема, которое длится уже 66й год и наблюдает третье поколение участников, все ещё не дало четкого ответа на подобные вопросы. Надо следить за весом, есть больше зелени и меньше сахара, регулярно выполнять физические упражнения и высыпаться вволю. Но надо это делать потому что это здравые вещи сами по себе – а не потому, что есть какое-то точное доказательство, что они помогут вам жить дольше. Неопределенность, вообще свойственная общей медицине, только усиливается, когда объектом изучения становится длительность жизни, потому что могут пройти десятилетия до того, как станет ясно, что какой-то особый препарат или изменение стиля жизни приносят какую-либо пользу. Исследования же долгожителей не оказались золотым дном, как на это надеялись некоторые учёные. «Образ жизни тех, кто дожил до 100 лет, часто оказывается настоящей головоломкой», говорит Кеннеди. «Они курят больше и пьют меньше, чем мы предполагаем. Лишь немногие из них вегетарианцы. Нет какого-то одного явно выделяющегося фактора, который объяснил бы причину их долгих жизней». 

Одним из первых масштабных усилий для понимания геронтологических процессов было Балтиморское долговременное исследование старения, начатое федеральными исследователями в 1958 году и до сих пор продолжающееся. Глава этого исследования в настоящее время, Луиджи Ферручи говорит : “Исследование установило, что начальные знаки будущих ограничений в здоровье у пожилых людей часто видны уже в юности, и это знание может привести к возможности снимать проблемные факторы в начале жизни, чтобы избегать хронических заболеваний в пожилом возрасте. Но что касается действительно значительных вопросов, таких, как, влияет ли на продолжительность жизни в основном генный набор или же влияют в основном образ жизни и окружающая среда,  то у нас по этому поводу нет никакого представления”.  

Изучение близнецов показывает, что способность жить долго наследуется примерно на 30 процентов. Это один из факторов, которые вселяют оптимизм в исследователей – если долголетие наследуется на 30 процентов, то, может быть, лаборатории смогут создать компонент, который подтолкнет изменение химического состава крови любого человека к имитации того процесса, который происходит в телах тех людей, кто родился с ДНК, обуславливающим долгую жизнь. “Но когда мы разбираем геном на цепочку последовательных элементов, то, похоже, что только 1 процент связан с долголетием”, говорит мне Ферручи. “Остальные 99 процентов предполагаемого генетического эффекта остаются необъяснимыми”.  

На медицинских конференциях Феруччи любит показать присутствующим врачам и исследователям развернутый медицинский профиль пациентки, чей возраст он не называет, а просит угадать. «Угадывания дают возраст как на 20 лет больше, так и на 20 лет меньше», говорит он. «Это потому, что мы не знаем по-медицински, что такое «возраст». Единственный способ точно узнать возраст – это спросить о дате рождения. Вот на таком базовом уровне это исследование пока что и остается».  

Возраст приносит с собой старение клеток. Клеточное старение, база всего феномена старения, является объектом восхищения в исследованиях, посвященных продолжительности жизни.

Для тканей и органов, составляющие наше тело, есть риск получить травму или увечье, а для клеток есть риск неправильного функционирования, из которого рак является самым опасным. Когда травма должна быть залечена или раковая ткань, которая пытается распространится, должна быть остановлена, рядом находящиеся клетки передают химические сигналы, которые начинают лечить поврежденные клетки или убивают злокачественные (конечно, это упрощенное объяснение). В молодом организме вся система работает довольно хорошо. Но когда клетки начинают стареть, они начинают слать ложные позитивные сигналы. Способность тела лечить себя начинает буксовать, потому что из-за чрезмерно частых посылов сигналов к лечению в теле получается постоянное воспаление, что является базой для сердечных заболеваний, болезни Альцгеймера, артрита и других хронических заболеваний, ассоциирующихся с ходом времени. Автомобили изнашиваются, потому что сами себя они чинить не могут. Наши тела изнашиваются, потому что они теряют умение лечить себя самостоятельно. Если бы потеря способности лечить себя замедлилась бы, то здоровье в пожилые годы было бы лучше.  

“Если мы сможем понять, как избавляться от стареющих клеток или отключать их секрецию”, говорит Джудит Кампиши, которая ведет в институте Бака исследование на эту тему, “тогда мы сможем предотвращать или уменьшать воздействие многих хронических болезней, относящихся к возрасту. Это не совпадение, что число таких хронических болезней резко увеличивается после 50 лет, времени, когда стареющие клетки увеличиваются в количестве. Если верить в то, как многие исследователи, что старение является первичной причиной многих хронических заболеваний, то очень важно понять, каким образом увеличиваются в количестве стареющие клетки”. Препарат рапамицин так нравится исследователям длительности жизни, потому что, похоже, что он отключает сигналы о помощи, которые ошибочно посылаются стареющими клетками. Исследователи клиники Майо изучают другие препараты, которые смягчают эффект клеточного старения; некоторые из них  помогли мышам оставаться в хорошей физической форме дольше, чем обычно, увеличивая тем самым их продолжительность здоровья. Многие пожилые люди постепенно входят в период увеличивающегося ограничения физических возможностей, в конце концов становясь инвалидами. Если бы вместо этого большинство людей могли бы оставаться в разумной физической крепости до конца своих дней, то для общества это было бы также полезно, как просто добавить годы к средней продолжительности жизни.  

Значительные медицинские усилия направляются обычно на определенные состояния и заболевания – “война против рака” и тому подобные. Одна причина является психологической : состоятельный человек выжил после, например, сердечного приступа или потерял родственника из-за сердечного приступа, и вот такой человек уже делает пожертвование исследовательскому фонду, изучающему эту проблему. Другая причина является символической : мы рассматриваем обычно болезни как вызовы на бой, брошенные нам природой, которые нужно преодолевать один за другим.
Еще всего лишь поколение назад те, кто говорил о том, что старение можно “вылечить”, считались сумасшедшими. Сегодня лечение старости кажется лишь немного ненормальным.       

Споры про причины постоянного увеличения длительности жизни или «устойчивый ход непрерывного прогресса».

Продолжительность жизни за почти два последних века неуклонно росла на 3 месяца в год (каждый вновь родившийся имел шанс прожить в среднем на 3 месяца дольше, чем родившийся за год до него), несмотря на две мировые войны, эпидемию гриппа в 1918 году, распространение СПИДа, и в целом население Земли увеличилось за два века в 7 раз – последнее обстоятельство особенно важно – в местах, где населения много, болезням легче распространяться. Будет ли продолжительность жизни и далее увеличиваться независимо то того, что откроют учёные, в частности, биотехнологи ? 

Сторонники ответа «да»  на этот вопрос представлены Джеймсом Фаупелем, основателем Института демографических исследований Макса Планка в Германии, сторонников ответа «нет» представляет Джей Ольшанский, профессор в Университете Иллинойса в Чикаго, специализирующийся на общественном здоровье.   В 2002 году Фаупель опубликовал резонансную статью в журнале «Наука», подтверждающую ежегодный линейный рост продолжительности жизни с 1840 года.  Фаупель представил довольно неочевидный вывод о том, что «снижение смертности не нужно рассматривать как результат разрозненной последовательности не связанных друг с другом революционных открытий,  но надо рассматривать это скорее как устойчивый ход непрерывного прогресса».  Увеличение продолжительности жизни не обусловлено никаким особенным развитием или открытием : улучшение в питании, здравоохранении, санитарных нормах и повышение медицинской культуры населения, конечно, сыграли некоторую роль, но  решающим фактором остается «устойчивый ход непрерывного прогресса».    

Фаупель считает, что можно назвать “разумно ожидаемым сценарием” тот факт, что продолжительность жизни будет увеличиваться по крайней мере до 100 лет. Его мнение не изменилось. “Сегодняшние данные все еще подтверждают заключения, сделанные в отчете в 2002 году. Линейное прибавление продолжительности жизни продолжилось”, сказал мне Фаупель ранее в этом году.  В своем недавнем отчете Центр контроля и профилактики заболеваний сообщил, что уровень смертности от считающихся возрастными заболеваний  в США снизился до рекордного в 2011 году.  На сегодня первые четыре причины смерти в США это хронические, связанные с возрастом заболевания : сердечные заболевания, рак, хронические респираторные заболевания и инсульт.    

Доктор Ольшанский, придерживающийся противоположного мнения, сказал мне, что продолжительность жизни «упрется в стенку вскоре, если уже этого не произошло». Он считает, что «большая часть увеличения продолжительности жизни в 20м веке объясняется уменьшающейся детской смертностью, и это было улучшение с разовым потенциалом».  «Когда спасают детские жизни, это оказывает сильное воздействие на статистику продолжительности жизни», говорит Ольшанский.  «Сокращение детской смертности сохраняет целую человеческую жизнь. Уклонение от смертности юного существа, например, за счет вакцинирования, скорее всего, позволит человеку прожить полную жизнь. Улучшения медицины или образа жизни, которые положительно влияют на пожилых людей, не сильно улучшают при этом статистику роста продолжительности жизни». Ольшанский подсчитал, что, если бы убрать статистику смертей от рака, то продолжительность жизни в Америке увеличилась бы только на три года, потому что место рака заняли бы другие хронические фатальные болезни. Он думает, что в 21 веке средняя продолжительность жизни увеличится «примерно на 10 лет», и здоровье тоже улучшится. Но потом рост замедлится, или остановится.     

Эта дискуссия не учитывает фактор наличия или отсутствия биологического лимита. Француженка Жанна Кальман имеет самую долгую подтвержденную продолжительность жизни – 122 года. Она жила с 1875 по 1997 год. Конечно, она исключение. Исключения, хотя и не говорят о многом, но намекают на то, что возможно. Возраст, до которого дожила Жанна, был гораздо выше того, на который Фаупель или Ольшанский ориентируются в своих анализах. И раньше уже часто бывало, что различные эксперты в различное время говорили о том, что продолжительность жизни приближается к потолку, а потом оказывалось, что это было не так.    

Уменьшение числа курильщиков и людей, водящих автомобили под воздействием алкоголя, очевидно помогло снижению смертности. Количество убийств тоже снизилось – преступления с использованием огнестрельного оружия не уменьшились в количестве, но улучшенная медицина более успешно спасает раненых с огнестрельными ранениями – и убийства сейчас не входят в первые 15 причин смерти в США. Другие показатели здоровья тоже выглядят хорошо. Все виды опасных выбросов в воздух и воду за исключением парникового эффекта уже долгое время уменьшаются. То, что стало меньше смога, кислотных дождей, сажи в воздухе – все это способствует увеличению продолжительности жизни, потому что пожилые люди чувствительны к дыхательным заболеваниям. Тот факт, что стало меньше выбросов заводских токсинов, вполне мог способствовать снижению онкологических показателей. Эти и другие элементы «устойчивого хода непрерывного прогресса» Фаупеля способствуют увеличению продолжительности жизни. А также этому способствует изменение климата : люди живут дольше в тёплых зонах, а не в холодных, а климат становится теплее.  

Обычно общественное внимание направлено на то, чем люди питаются : чтобы жить дольше, лучше принимать рыбий жир или органический пробиотический кефир ? Но вот то, как у людей в жизни сложилось с домом, семьей, дружбой, тоже влияет очень сильно. Томас Перл, профессор в Бостонском медицинском центре, занимающийся анализом геномов долгожителей, замечает, что последователи церкви Адвентистов седьмого дня в среднем живут на 10 лет дольше своих сверстников по рождению : “Они не пьют и не курят, большинство вегетарианцы, делают физические упражнения даже в старом возрасте, и раз в неделю берут один полноценный день на отдых”. Но что действительно поражает Перла по поводу этих людей, так это то, что они стараются поддерживать общение в больших социальных группах. “Постоянное взаимодействие и общение с другими людьми может быть досаждающим и раздражающим, но, судя по всему, оно хорошо удерживает человека в жизни”. 

Уже долгие годы, социальная тенденция направлена скорее на ограничение общения людей между собой – все меньше домов, где живут оба родителя, все меньше детей на домохозяйство, люди меньше участвуют в религиозных и общественных активностях, бабушки и дедушки живут обособленно, удалённое компьютерное взаимодействие заменяет контакт лицом к лицу во всем от работы до свиданий.

Достаток ассоциируется с маленькими домохозяйствами, но большие дома, где рядом живут несколько поколений, лучше поддерживают долгую жизнь. Во времена экономических спадов совместное проживание разных поколений возрастает. Это, в свою очередь, влияет на рост продолжительности жизни, хотя бы на какой то период.

Довольно удобным способом прогноза, проживет ли человек долгую жизнь, является образование. Джон Роу, профессор здравоохранения в Университете Колумбия, говорит : “Когда кто-нибудь приходит ко мне и спрашивает мой прогноз относительно его жизни, я спрашиваю о двух вещах – каков ваш возраст и сколько лет образования у вас за плечами ?”

Последнее исследование Джея Ольшанского показывает, что у женщин без высшего образования прирост продолжительности жизни с 1950-х годов был не очень заметным, а вот продолжительность жизни женщин с высшим образованием сильно увеличилась. Сегодня люди с хорошим образованием живут в среднем на 10-14 лет больше, чем люди без образования.      

“Лучше всего из накопленных статистических данных видна связь между образованием и продолжительностью жизни”, говорит Ольшанский. “Хорошо то, что доля населения, которая остается без образования, все время уменьшается. Плохо же то, что недостаток образования теперь еще более губителен, чем в прошлом”.  

Образование связано с продолжительностью жизни не потому, что знания понижают кровяное давление, но образование это ключ к другим аспектам человеческой жизни. По сравнению с малообразованными, люди с образованием имеют более высокий доход, меньше курят, имеют меньше шансов получить ожирение и лишний вес и, как правило, более послушно выполняют предписания докторов. Выпускники вузов чаще женятся и остаются в браке, а брак, по статистике, хорош для здоровья : женатые люди реже страдают от сердечных приступов и инсультов, чем одинокие и разведенные. 

Многие из социальных завоеваний общества, которые улучшают продолжительность жизни – лучшие гигиенические условия, меньше загрязнения воздуха, улучшение в медицинском обслуживании – предоставляются всем на равных условиях. Но на сегодня общественные учебные заведения во многих городах являют собой пугающие примеры. Законодательные власти сокращают финансовую поддержку бесплатных общественных вузов, а стоимость высшего образования поднимается быстрее инфляции. Общество ведет дискуссию про доступность образования с точки зрения справедливости. Но если сейчас выясняется, что образование – козырь для продолжительности жизни, то и общественное отношение к образованию должно учитывать аспект положительного влияния на здоровья.    

Старение общества и политические изменения

В обществе доминируют пожилые люди – пожилые политические лидеры, пожилые судьи. С каждым годом, по мере увеличения продолжительности жизни, баланс поколений ухудшается. Пожилые члены общества просят о льготах, платить за которые должны молодые, а двадцатилетние люди постепенно разочаровываются, чувствуя, что правила общества сложены против них. Государственный долг растет с тревожащей скоростью. Свежее мышление и тяга к инновациям исчезают, а энергия направляется на то, чтобы сохранить текущие договоренности о разделе общественного пирога.  

Можно сказать, что такое положение – это уже не будущее, а настоящее такой страны, как Япония. Япония самая стареющая страна мира. Сейчас средний возраст в ней 45 лет (во многих странах 37 лет) и увеличится до 55 к 2040 году. При этом в некоторых странах 55 лет – это возраст выхода на пенсию. 

Японское старение населения обусловлено очень низким уровнем рождаемости – недостаточно младенцев для снижения среднего возраста – и строгими барьерами на пути иммиграции. Те страны, где приток иммигрантов высокий, имеют гораздо более низкий средний возраст – в среднем около 40 лет, и повышается он медленно.

Япония первая из больших наций стала считаться стареющей. Тот факт, что у Японии при этом большой госдолг, тоже не придает энтузиазма. Когда-то Японию считали великаном глобальной торговли, но вместе со старением нации ее экономика вошла в долгий цикл медленного роста. Шейла Смит, специалистка по Японии, сказала мне : «У молодых людей в Японии один из самых низких в мире уровней активности при голосовании. Они думают, что пожилая часть общества настолько подстроила систему под себя, что смысла в политической активности нет. У молодежи нет энтузиазма по поводу будущего. 

Молодые японские профессионалы, конечно, знают, что пожилое лобби старается переложить расходы на них, но они также знают, что если финансирование пенсионеров сократится, то их старшие родственники захотят жить с ними вместе в тесном жилье. С увеличением продолжительности жизни, японцы, вступающие в интересный период ранней активной взрослой жизни, вдруг обнаруживают, что их родители и дедушки с бабушками ждут, что за ними будут ухаживать их выросшие дети. С учетом того, что один ребенок на семью – это частое явление в Японии в последние десятилетия, на молодого японца ложится большая финансовая нагрузка помощи старшему поколению. В этом случае помощь государства по содержанию пожилых людей приходится очень кстати – даже если молодые японцы и знают, что это означает увеличение государственного долга.

Тревожным является тот факт, что другие крупные страны могут повторить путь Японии – постепенно стареющее население, растущий госдолг и снижающийся экономический рост. Многие страны уже наращивают госдолг слишком быстрыми темпами. В США, например, госдолг увеличился более чем в два раза за относительно короткий период – между началом второго срока Буша и до 2013 года, и это было как раз перед массовым выходом на пенсию поколения бэби-бума. Другое будущее постепенно приходит.   

Если получится увеличить продолжительность здорового состояния человека (тех лет его жизни, когда здоровье более-менее в порядке), то в таком случае затраты на проблемы с возрастной немощностью и несамостоятельностью можно будет держать под контролем. Не так давно, довольно значительные суммы тратились на “железные легкие” и на санаторное лечение полиомиелита : но оказалось, что предотвращение болезни гораздо дешевле, чем лечение. Вполне вероятно, что можно предотвратить или значительно замедлить хронические болезни, связанные с возрастом.

Но если продолжительность здорового состояния человека не увеличится, то более продолжительная жизнь может привести просто к экономическому кризису. На сегодняшний день в США, например,  в год тратится около 150 млрд. долларов на пациентов с болезнью Альцгеймера. Если не будет решительного прогресса с улучшением возрастного здорового состояния, то количество таких пациентов к 2050 утроится и траты на них сравняются с расходами на оборону.    

Многим ослабленным и зависимым состояниям, связанным с поздними годами, нельзя помочь только лекарствами или высокой технологией – нужны обычные сиделки. Быть сиделкой у пожилого человека, по способностям близкого к инвалиду – это труд, на который согласны немногие. Уже сейчас вакансии сиделок или помощников медсестер по уходу за малоподвижными больными лидируют в списках требующихся на работу, и люди в этих сферах редко задерживаются надолго.

Вместе с ростом продолжительности жизни увеличивается число живущих рядом старших родственников. Семьи, которые когда-то имели одного самого старшего члена семьи, и ухаживали за ним, теперь имеют трех или четырех таких родственников, ожидающих ухода или денежной помощи для ухода. В то же самое время семьи начинают выглядеть по другому – традиционное древо семьи уступает место более причудливым схемам , в которых появляются приемные родители. Будут ли дети из смешанных семей заботится о своих старших мачехах и отчимах так же, как о своих природных родителях ? Факт появления в лексиконе выражения «родители по рождению» указывает на серьезный масштаб изменений.  

Новый взгляд на выход на пенсию

Наиболее реалистичным и разумным сейчас представляется сценарий постепенного отхода от дел, когда люди не резко останавливаются после многих лет упорного труда, а происходит продолжающийся процесс, при котором человек постепенно снижает свою рабочую нагрузку до половины обычного уровня, потом постепенно понижает её и работает уже время от времени. Можно назвать это «пенсионный путь», а не «выход на пенсию» - фаза продолжающегося труда и зарплатных сбережений, а не полная остановка работы. 

Такой подход, конечно, потребует изменений в отношении общества к пенсии и в отношении работодателей к пожилым работникам. Для банков небольшие кредиты для старта маленьких домашних бизнесов людьми пенсионного возраста не являются приоритетом, но это может оказаться жизненно важным для нового пути перехода на пенсионную часть жизни.         

Многие работодатели должны продолжать предоставлять медицинскую страховку сотрудникам пенсионного возраста, даже если у тех есть пенсионная страховка. При этом затраты работодателей на такие страховки выше, чем на страховки для молодых сотрудников. Конечно, работодатели будут стремиться избавиться от сотрудников пенсионного возраста. Если бы требование иметь медицинскую страховку для пожилых сотрудников убрали бы, это сделало бы пожилых людей более привлекательными для работодателей. Многие люди предпочли бы продолжить работать с частичной загрузкой, но в менее стрессовых условиях работы, чем получить выходное пособие, а потом ничего не делать.

Постепенное снижение рабочей загрузки привело бы пожилых людей к тому, что они переходили бы с ответственной трудной работы на аналоги волонтерских позиций, на которых всегда есть чем заняться. Пенсионный путь может стать более привлекательным, чем обычный выход на пенсию. Увеличение продолжительности здоровых лет в жизни должно сделать это возможным. 

Более длинная жизнь как направляемая эволюция

Понимание эволюционной биологии старения может помочь в поиске более длительного здоровья в жизненном цикле. Каждая клетка в теле содержит код ДНК для свежей, здоровой клетки, но этот ресурс не используется, когда организм стареет.

Ученые-исследователи процессов эволюции, включая Альфреда Русселя Волласа, ранее рассматривали идею запрограммированной смерти – понятие о том, что естественный отбор «хочет», чтобы старые животные умирали, предоставляя ресурсы для жизни молодым животным, которые, предположительно, несли в себе более развитые генетические структуры. Сегодняшний подход скорее за то, что естественный отбор не столько заставляет животных умирать, сколько просто не предлагает старым особям ничего, что вознаградило бы долгий срок жизни.  

Филипе Сиерра, исследователь в Национальном Институте Старения, говорит : «Эволюции до вас нет дела, как только вы проходите репродуктивный возраст. Эволюция не хочет, чтобы люди жили меньше или больше – эволюции просто нет до тех людей, кто более не может размножиться, никакого дела. С точки зрения естественного отбора, животное, которое более воспроизводить себя не может, и уже выполнило задачу выращивания молодого поколения, может уже спокойно быть съедено другим животным, потому что уже никакие хорошие генетические качества, которые помогут виду выжить в дальнейшем, не могут быть переданы». Самое главное для природы – это способность репродукции, а не долгий срок жизни.  

Поколение назад, теоретики считали, что менопауза была эволюционной адаптацией, исключительно относящейся к человеку – женщины прекращали тратить энергию на рождение детей, чтобы отдать больше сил тем своим детям, кто уже родился – в качестве матерей и бабушек. Теория предполагала, что это повышало шансы детей выжить и понести в себе семейные гены для будущих поколений. Но дальнейшие исследования показали, что животные, включая львов и бабуинов, тоже испытывают менопаузу, которая, похоже, вызвана старением клеток, а не специальной защитной мерой естественного отбора. А идея жизненной помощи внукам от дедушек и бабушек, помогающая младшим поколениям лучше развиваться, тоже не подтвердила себя в ходе исследования.    

Эволюция благосклонна к силе, уму, рефлексам, сексуальной привлекательности; она не благосклонна к тому, что организм работает долгое время. Например, растущее тело нуждается в кальции, поэтому природа дала человеку возможность получать этот элемент через метаболизм. Но в последней трети жизни, кальций становится причиной слишком жестких стенок артерий, а для исправления этой проблемы у эволюции механизма нет, поскольку артерии становятся слишком жесткие к тому времени, когда уже поздно для естественного отбора создавать какое-либо положительное изменение. Тестостерон важен для молодого мужчины, для пожилого мужчины он может способствовать раку простаты. Эволюция защитой против этого никогда не занималась.  

Похожих примеров много. Самым ярким является пример со стареющими клетками. Естественный отбор, скорее всего, благоприятствует факторам, которые сокращают риск заболевания раком, поскольку рак может напасть на молодых до того, как они достигнут репродуктивного возраста. Старость наступает лишь после того, как эволюция выполнила свою роль и генетический материал передан дальше, а потом все млекопитающие остаются с проблемами, которые ведут к старению и смерти.    

Если бы старение можно было бы остановить, люди все равно вряд ли бы остались бессмертными. Насилие, несчастные случаи, заразные болезни все равно продолжили бы уносить жизни. Даже если бы человеческим телам не угрожали бы хронические заболевания, они все равно постепенно увядали бы.  

Но не будет слишком смелым предположить, что фармакологические препараты или даже генетическая терапия все же смогут изменить человеческое тело так, что долгий срок жизни будет доступен каждому. Брайан Кеннеди из Института Бака говорит : “Естественный отбор никак не улучшал людей для позднего периода жизни. Поэтому у науки есть шанс для резкого рывка вперед и успеха. Взгляните на последние модели автомобилей. Они близки к совершенству. Как автоинженерам улучшить их ? Очень сложно. Но если взять первые модели автомобилей, то их улучшить очень легко. Когда мы молоды, мы похожи на современные модели автомобилей. Когда мы состариваемся, мы с точки зрения возможностей для улучшения похожи на те старинные первые модели автомобилей. То есть легко добиться прогресса в этой области. Эволюционные улучшения здесь еще не начинались”.  

Более спокойное, лучшее, «седое» будущее

В дикой природе, особей молодого возраста больше, чем пожилого, а человечество развивает общество так, что количество пожилых становится больше количества молодых. Мир с преобладанием пожилых людей будет заметно отличаться от сегодняшнего мира – и это будет хорошо заметно даже по внешним признакам. Шумный и агрессивный футбол станет менее популярным, а походы в театр и интеллектуальные виды спорта будут более желаемыми. Стремление жить в больших городах, как того хотят молодые образованные люди, уступит место переезду в пригороды и вообще в сельскую местность. Образование повернется к пожилым искателям знаний и предложит им занятия, курсы и даже академические циклы. Институты и университеты расширят свои профили и будут предлагать услуги по обучению людям всех возрастов. В ближайшие десятилетия возраст студентов может составить от 18 до 80.
Товары для пожилых людей уже и сейчас широко представлены на телевидении, особенно их реклама заметна в новостных передачах и прогнозах погоды. При этом потребительская жажда в обществе может уменьшиться. Неврологические исследования показывают, что у людей, проводящих здоровые пожилые годы, часть мозга, отвечающая за поиск и оправдание вознаграждения себе, работает в пожилом возрасте менее активно. Будь то модные новинки, кулинарные изыски или что-то еще потребительское, пожилые люди в целом не стремятся делать покупки и приобретения, так же сильно, как люди молодого и среднего возрастов. Более долгое время жизни может послужить в обществе противовесом материализму. 

Происходят и более глубокие изменения. Преступления совершают в основном люди между подростковым возрастом и до 30 лет. По мере старения общества, снижение уровня преступлений должно продолжиться. Насилие по всех проявлениях тоже должно снижаться. Ужасные новости из Афганистана и Сирии  являются все же исключением из общей тенденции снижения количества войн средней и малой интенсивности. Исследователь Стивен Пинкер написал в 2011 году в книге «Лучшие ангелы природы человека» о том, что общее количество потерь от боевых действий, включая непрямые потери от экономического вреда, наносимого конфликтами, снижается, а мировое население при этом растет. В 1950 году один человек на 5 000 умирал по причинам, связанный с войнами, к 2010 году это соотношение стало 1 человек на 300 000. За прошедшие годы гораздо большее количество людей погибло в автокатастрофах, чем в войнах. Одновременно с этим снижались военные расходы государств.  За последние четверть века глобальные военные расходы в пересчете на душу населения сократились на треть (по данным Стокгольмского института исследования международного мирного процесса).  

Продолжение следует (статья размещается по мере перевода оригинала). 

 



ОТЗЫВЫ ЗАКАЗЧИКОВ И ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

В СПб ГУЗ "Городская больница № 40", в отделении физических методов лечения № 1 с ноября 2008 года введены в эксплуатацию пневмотренажёры фирмы "HUR" (Финляндия).
ЛФК является важным и неотъемлемым компонентом лечения пациентов в реабилитации. Большой выбор средств ЛФК предоставляет возможность использования различных их сочетаний с целью более эффективного воздействия. Естественно, трудно отдать приоритет какому-то одному средству ЛФК при восстановительном лечении. Ведь различные средства ЛФК взаимно дополняют друг друга и, ни в коем случае, не исключают действие друг друга. Читать далее ... 

Заместитель главного врача по реабилитации А.Е.Терешин Заведующий отделением физических методов лечения №1 С.В. Макаренко 
Санкт-Петербургское государственное учреждение здравоохранения
Городская больница №40 Курортного административного района

В ГУЗ "Мурманский областной центр восстановительной медицины и реабилитации" тренажеры HUR работают с 2009 года.  
Наше учреждение проводит комплексные лечебные мероприятия по реабилитации пациентов с различными заболеваниями. Основные нозологические формы : травмы, сколиоз, юношеский кифоз, остеохондроз.
Тренажеры HUR прекрасно приспособлены для реабилитационных целей. Компьютеризированные тренажеры позволяют количественно и достаточно точно дозировать физическую нагрузку в процессе занятий. Читать далее ...

И.О. Главного врача Н.Н.Мамонова 
Государственное учреждение здравоохранения
Мурманский Областной Центр Восстановительной Медицины и Реабилитации

читать все отзывы
НАШИ ПАРТНЕРЫ И ЗАКАЗЧИКИ

Наши партнёры

смотреть всех